Иллюзии

Опубликовано: 26 Май 2011 в 11:56
  1. Патология восприятия
  2. Галлюцинации
  3. Галлюциноз
  4. Иллюзии

Иллюзии Ж. Эскироль (1838) определил, в отличие от галлюцинаций, как искаженные, неправильные, ложные восприятия окружающей действительности. Причины искажения восприятия не всегда кроются в болезненных свойствах воспринимающего, они могут заключаться и в особых свойствах окружающей среды, и в физиологических особенностях организма человека, будучи в известных случаях обязательными для каждого. Подобно галлюцинациям, иллюзии различаются по органам чувств, в области которых они выявляются. По условиям возникновения их делят на физические, физиологические и психические (Ж. Салли, 1881). Приводим в качестве художественной иллюстрации различных иллюзий отрывок из баллады И. В. Гёте «Лесной царь».

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?

Ездок запоздалый, с ним сын молодой.

К отцу, весь издрогнув, малютка приник;

Обняв, его держит и греет старик.

«Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?» —

«Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:

Он в темной короне, с густой бородой».

«О нет, то белеет туман над водой».

«Дитя, оглянися; младенец, ко мне;

Веселого много в моей стороне:

Цветы бирюзовы, жемчужны струи;

Из золота слиты чертоги мои!»

«Родимый, лесной царь со мной говорит:

Он золото, перлы и радость сулит». —

«О, нет, мой младенец, ослышался ты:

То ветер, проснувшись, колыхнул листы… »

К физическим иллюзиям относят такие, условия возникновения которых заключаются в физических свойствах внешней среды (например, миражи, обусловленные отражением в воздушных средах предметов и местностей, находящихся на далеком расстоянии; палка, опущенная в воду, кажется преломленною вследствие разности коэффициентов преломления лучей света в воздухе и воде и др.).

К физиологическим иллюзиям относятся восприятия, вызванные различными не соответствующими им раздражителями периферических аппаратов органов чувств, отвечающих на эти раздражения специфическим образом. Это, например, световые явления, развивающиеся при закрытых глазах, особенно при надавливании на глазные яблоки, «мелькание искр» в глазах, световые явления при раздражении зрительных нервов электрическим током, воспалительным процессом. Подобные иллюзорные восприятия свойственны и здоровым, и душевнобольным людям. По мнению А. Пика, источником иллюзорных явлений у душевнобольных могут служить энтоптические восприятия собственного кровообращения, развивающиеся при некоторых патологических условиях. К физиологическим иллюзиям относятся многочисленные примеры так называемых зрительных иллюзий Мюллер-Лиера. Это геометрически-оптические иллюзии, основанные на том, что зрительному аппарату приходится при сравнительной оценке величины и взаимоотношения тождественных фигур проводить различное количество мышечной работы, так как сравниваемые фигуры и линии снабжены рядом посторонних придатков, от которых мы не можем отрешиться, вследствие чего и приходим к неправильному «иллюзорному» выводу.

Психические (патологические) иллюзии обусловливаются психологическими причинами, заключающимися в нарушении деятельности внимания, памяти, чувственного тона, отчетливости ассоциативного процесса. Психические иллюзии душевнобольных носят особый патологический характер. Они условно разделяются на аффективные, вербальные и парэйдолии.

Аффективные иллюзии возникают на фоне страха или тревожно-подавленного настроения. В таком состоянии, например, свисающие тяжелые портьеры воспринимаются как какие-то пугающие образы затаившихся врагов, обрубок дерева принимается за разбойника, туман — за появление облика святого (Э. Блейлер, 1920).

Вербальные иллюзии заключаются в ложном восприятии содержания реального разговора окружающих. В замечаниях, вопросах и советах на посторонние темы больной слышит упреки в свой адрес, мнимые укоры, насмешки. При наличии страха в таких случаях говорят об аффективных вербальных иллюзиях.

Парэйдолии (название предложил К. Ясперс в 1913 году) — особый иллюзорный феномен, когда при достаточно живом воображении у больных действительно видимые, существующие в реальности образы, например пятна на стене, рисунок ковра, воспринимаются иллюзорно и кроме того, благодаря фантазии, дополняются такими подробностями, которым нет ничего подобного в действительности — они видят зверей, птиц, различные пейзажи с горами, реками, долинами, картинами сражений и т. д.

Явления подобного рода наблюдались у Леонардо да Винчи. Вполне естественно, что их чаще можно встретить у художников и вообще у лиц с сильным зрительным воображением.

Психосенсорные расстройства и расстройства «схемы тела». Этот вид патологии относят также к нарушениям восприятия. По мнению М. О. Гуревича (1949), психосенсорные расстройства являются следствием нарушения сенсорного синтеза, в результате чего возникают искажения сложных восприятий внешнего мира и собственного тела при сохранности всех ощущений, получаемых непосредственно органами чувств.

Восприятия, идущие от различных органов чувств, являются материалом для сенсорного синтеза, относящегося к функциям более высокого порядка, они называются психосенсорными.

Особенности психосенсорных функций состоят в том, что соответствующие механизмы не связаны непосредственно проекционными путями с периферией (как при элементарных восприятиях), а образуются путем интеграции, синтетической обработки более простых рецепторных функций; при этом возникают новые качества, которые не могут быть выведены из свойств компонентов, вошедших в состав новой функции. Например, синтетическая функция восприятия пространства образуется путем интеграции различных рецепторов: оптических, гаптических (относящихся к общему чувству), проприоцептивных и вестибулярных механизмов. Новое качество этой сложной психосенсорной функции не может быть выведено из свойств отдельных указанных составных частей (вестибулярной функции и др.). Восприятие собственного тела («схемы тела») — сложный вид чувствительности, лежащей в основе ощущения взаимного расположения и соотношения размеров частей собственного тела. Восприятие пространства и связей во времени также относится к сложным психосенсорным функциям, образование которых требует интегрального использования более элементарных гностических функций, связанных с определенными рецепторами (оптическая гнозия, акустическая стереогнозия и др.), а также проприоцептивных функций.

Психосенсорные расстройства достаточно четко отличаются от других форм расстройств восприятия. От агнозий они отличаются тем, что при них не нарушено узнавание; от галлюцинаций — тем, что при галлюцинациях отсутствует реальный объект восприятия, а при психосенсорных расстройствах объект существует, но искажается его отражение; от иллюзий они отличаются тем, что при иллюзиях нарушается узнавание, но иллюзорные ошибки легко исправляются в противоположность психосенсорным, при которых предметы, хотя и узнаются, однако воспринимаются в стойко искаженном виде. Отличаются психосенсорные расстройства и от простых, элементарных сенсорных нарушений, при которых наблюдаются явления выпадения или раздражения, но не извращение, искажение в результате дезинтеграции. Вследствие структурного своеобразия и интегральной сложности психосенсорных функций в патологии происходит не простое их уничтожение и ослабление, а сложная дезинтеграция, опускание на низшую ступень. При дезинтеграции психосенсорных функций не только нарушаются эти синтетические формы восприятий, но и выявляются» патологические феномены распада в виде искаженных компонентов, входящих в состав нарушенной высшей функции. Так, при нарушениях восприятия пространства обнаруживаются оптико-вестибулярные симптомы, т. е. явления, относящиеся к компонентам, которые входят в состав данной синтетической функции. Больному кажется, что все кругом рушится, стены колеблются, предметы на него валятся. Психосенсорные расстройства — такая патология, при которой происходит нарушение восприятия размеров, формы, взаимного расположения окружающих предметов в пространстве и/или размеров, веса, формы, расположения отдельных частей собственного тела. В клинической картине при этом обычно выделяют метаморфопсии, порропсии и дисмегалопсии.

Метаморфопсии — это искажение восприятия величины предметов. Различают макропсии (увеличение предметов) и микропсии (уменьшение размеров). Порропсии — феномен, при котором больные ощущают изменение величины окружающего пространства, при этом предметы кажутся или чрезмерно удаленными, или чрезмерно приближенными.

Дисмегалопсии — изменения восприятия предметов, при которых они кажутся перекрученными вокруг своей оси — вертикальной или горизонтальной.

Психосенсорные расстройства возникают чаще всего в различных сочетаниях. В работе Э. С. Гамбурга приводится история болезни мальчика 9 лет, у которого при исчезновении припухания околоушных желез и менингоэнцефалитических синдромов обнаруживались психосенсорные расстройства оптико-вестибулярного характера: окружающие предметы казались маленькими, столы и потолок — искривленными, шкаф — кривым и пузатым, отец — маленьким и смешным. Через несколько часов эти расстройства исчезли и вновь появились на короткий срок к вечеру следующего дня.

Расстройства «схемы тела» терминологически обозначают как аутометаморфопсии. Больные в таких случаях говорят об увеличении, например, головы, одной руки, одной ноги или обеих рук и ног.

Психосенсорные расстройства часто сочетаются с явлениями деперсонализации и дереализации. В большинстве своем психосенсорные расстройства связаны с органическим поражением центральной нервной системы (менингиты, энцефалиты, травмы мозга, опухоли и пр.).

Расстройства ощущений. Ощущения, как известно, являются начальным, исходным пунктом восприятия, это отражение свойств объективного мира, возникающее в результате воздействия на органы чувств соответствующих раздражителей: слуховых, зрительных, тактильных и др. В психопатологии различают обостренную чувствительность к различным воздействиям (гиперестезию) и противоположную ей пониженную чувствительность (гипестезию, анестезию).

Гиперестезия характеризуется усилением воздействия на различные органы чувств обычных раздражителей. В таких случаях у больных, например, тихий шелест листвы вызывает ощущение чрезмерного до болезненности скрежетания, обычное тиканье часов усиливается до такой степени, что раздражает, «бьет по голове», не дает уснуть. Больные вынуждены уносить из комнаты все предметы, которые издают раздражающие их звуки (гиперакузия). Некоторые пациенты отмечают, что не могут переносить стука колес в вагоне метро, они вынуждены затыкать уши, так как иначе начинает «гудеть голова», «делается не по себе». Подобные явления слуховой гиперпатии отмечаются при возникновении внезапных звуков (сигнала машины, гудка, падения предмета, хлопка в ладоши и т. д.), при этом больные вздрагивают, у них возникает ощущение «спазма в мышцах». Очень характерна непереносимость звука включенного радио приемника, звука работающего телевизора, с обычным по силе звучанием, а также разговоров, ведущихся спокойно и негромко.

Световые раздражения обычного порядка при гиперпатии также могут вызвать чрезмерное по силе действие, при этом возникает ощущение рези в глазах, слезотечение. Это заставляет больных надевать темные очки, избегать освещенных мест. Резкие вспышки, мигание телевизионного или компьютерного экрана непереносимы для восприятия, в крайних случаях светобоязни пациенты вынуждены зашторивать окна среди дня, даже если нет слепящего солнца.

Аналогичные явления гиперестезии могут наблюдаться в отношении тактильных ощущений. Легкие прикосновения к поверхности тела при этом вызывают резкую реакцию раздражения, «кожа покрывается пупырышками», необходимо резко отдернуть руку, чтобы избежать дальнейшего неприятного воздействия.

Явления гиперестезии (гиперпатии) лежат в основе астенического синдрома.

Астенический синдром характеризуется утомляемостью, ослаблением или утратой способности к продолжительному физическому и умственному напряжению, раздражительностью (раздражительной слабостью), а также гиперестезией, являющейся центральным пунктом синдрома.

Большой интерес представляют случаи иррадиации возбуждения с центра одного высшего органа чувств на другой. Этот феномен обозначается термином «синестезия». К таким случаям относятся цветной слух и цветное зрение. При феномене цветного слуха восприятие звуков, прежде всего музыкальных определенных тонов, сопровождается видением того или иного цвета в форме окрашенной соответствующим образом гладкой поверхности или какой-нибудь фигуры. У каждого конкретного человека соотношение между определенными тонами и соответствующими цветами остается довольно постоянным, хотя цвета вообще представляются неяркими и большей частью недостаточно определенными, как бы переходящими один в другой; это соотношение у каждого, имеющего такую особенность, свое, индивидуальное, постоянное. Цветным слухом обладали некоторые выдающиеся музыканты, художники (Римский-Корсаков, Чюрлёнис).

Цветное зрение чаще всего выражается в том, что буквы и слова при чтении окрашиваются в те или другие цвета. Возможны и другие синестезии. По-видимому, некоторые художники (например, Чюрлёнис) ощущение цвета переживают по-особому, оно сопровождается у них какими-то феноменами в области слуха («симфония красок», «цветомузыка»).

Явления гипералгезии характерны для истерических расстройств, при которых обычные ощущения, в норме не воспринимаемые, делаются настолько «сверхсильными», что больные говорят «о боли», «ломоте» и «прокалывании».

Гипестезия характеризуется, наоборот, ослаблением действия обычных раздражителей. Разговорная речь воспринимается как очень тихая, громкие звуки не вызывают реакции раздражения, так же как и яркие вспышки света, уколы и резкие прикосновения. Такие явления чаще возникают при наличии депрессии или при оглушении. Кроме того, как и явления анестезии, такие симптомы встречаются у больных истерией.

Сенестопатия (от греч. koinos — общий, aesthesis — чувство, pathos — страдание) — нарушение общей внутренней чувствительности, которое клинически проявляется в виде неопределенных, диффузных и очень неприятных, постоянно беспокоящих ощущений внутри тела — в области живота, груди, головы, под кожей и т. п.

Больные высказывают жалобы на трудно локализуемые и перемещающиеся болезненные ощущения, которые могут быть кратковременными, но имеют тенденцию к усилению и длительному персистированию.

Э. Дюпре и П. Камю, которым принадлежит приоритет введения термина «сенестопатия» в клиническую психиатрию (1907), обратили внимание на тягостный характер особых ощущений, испытываемых больными, а также на то, что они очень трудны для точного описания (эссенциальные сенестопатии).

Сенестопатии часто развиваются исподволь, постепенно. Вначале они проявляются преимущественно ощущениями, напоминающими болевые (сенестоалгии). Иногда это бывают ощущения жара, холода, покалывания. Локализация сенестопатий на начальных этапах заболевания чаще всего поверхностная (под кожей, в коже), они появляются на самых разных участках тела, причем зона их распространения не соответствует локальности иннервации областей, в которых они возникают. Они могут быть лишь эпизодическими, а могут проявляться многократно и держаться довольно длительное время. Больные говорят при этом об острых, стреляющих, разламывающих, режущих, колющих, разрывающих, пульсирующих, тупых, разливающихся «болях». Иногда подобные ощущения имеют «термический» компонент — ощущение под кожей жжения, жара, горения, «ледяного холода», «познабливания». У других пациентов преобладают ощущения «барического» характера, они жалуются на неприятное стягивание, сжатие, давление, распирание, растяжение, расширение. Подобного рода ощущения могут быть то более элементарными, немногочисленными, нерезко выраженными, то усиливаются, становятся разнообразными и невыносимыми, распространяются на значительные участки тела, иногда захватывая все тело.

Подобные ощущения могут быть точечными или занимать обширные области. Один вид сенестопатий в части тела может сменяться другим видом в той же части тела или переходить на другие области. У одного и того же больного могут одновременно проявляться различные по качеству сенестопатии — алгические, термические, барические. Мучительный характер такого особого рода «болей» заставляет пациентов обращаться к врачам различных специальностей: терапевтам, ревматологам, хирургам, неврологам. Лишь тогда, когда лечение у специалистов терапевтического профиля оказывается совершенно безрезультатным, больные направляются к психиатру.

Динамика сенестопатий, как это описывают исследователи A. A. Прокопочкин, Ю. А. Шапкин, Н. Г. Шумский, 1988), может быть различной. У некоторых больных сенестопатии на всем протяжении болезни остаются поверхностными, локализуясь в коже и под кожей. Видоизменение таких сенестопатий проявляется в уменьшении площади их распространения, они перестают быть мигрирующими, проявляются в одних каких-то областях — на верхних или нижних конечностях, груди, животе, спине. Эпизодические сенестопатии часто становятся постоянными, меняясь по интенсивности.

В других случаях усложняются не только поверхностные сенестопатии. Особые «тягостные» ощущения возникают во внутренних органах, глубоко расположенных тканях, полостях тела. Преобладают сенестопатии с чувством давления, растяжения. В дальнейшем глубинные сенестопатии видоизменяются за счет появления у больных ощущения движения внутри организма. Пациенты определяют это как «трение», «скольжение», «сокращение», «растяжение», в дальнейшем возникают ощущения, что патологические «перемещения» идут как бы по проторенному пути — начинаются, например, внизу живота, затем распространяются на грудную клетку, область шеи, голову, потом могут постепенно ослабевать или даже исчезать. Через какое-то время все начинается вновь, это может продолжаться несколько месяцев или даже лет. Иногда к ощущениям «перемещения» присоединяются такие, которые трудно квалифицировать, это заставляет прибегать к термину «вычурные ощущения». Больные говорят, что чувствуют зуд во внутренних органах, тканях, полостях тела; ощущают, как кровь движется по сосудам, образуя завихрения, жалуются, что в голове, внутренних органах что-то «булькает», лопается», «пузырится», «переливается из одного места в другое». Они могут ощущать прохождение по телу теплых или холодных «струй», напоминающих «вихри», чувствовать «смещение пластов тела», изменение расположения внутренних органов, перекатывание, пульсацию, перекручивание, вибрации внутри тела. Из-за необычности ощущений многие не могут их описать.

Сенестопатии чаще всего сочетаются с ипохондрическими проявлениями и составляют сенестопатически-ипохондрический синдром, сущностью которого является сверхценная фиксация на своем здоровье в связи с тяжелыми и необычными ощущениями, которые многими больными определяются как боли. Подобные сенестопатические проявления чаще всего возникают при эндогенных заболеваниях (шизофрения).

Характерные особенности эссенциальных сенестопатий отражены в следующем клиническом описании (А. Б. Смулевич, 1987).

«С., 56 лет. С детства отличался рассудительностью, степенностью. В незнакомой обстановке старался стушеваться. Послушный, исполнительный, в школе брал прилежанием. Учился посредственно. Увлечения сводились к охоте и рыбалке. Привязанностей ни к кому не выказывал, утраты (смерть матери и бабушки) перенес без выраженных эмоций. Больше огорчился, когда пришлось покинуть деревню — «скучал по приволью». Читал мало, преимущественно приключенческую литературу, «за компанию» посещал кинотеатры и танцплощадку. Служил во флоте, тягот воинской службы не почувствовал, имел благодарности от командования. Сразу же после увольнения в запас женился на учительнице — «тянуло к образованным». Одинаково ровно относился и к приемной, и к родной дочери. В течение 13 лет (до 35-летнего возраста) учился в вечерней школе и техникуме, затрачивая массу усилий, чтобы получить образование и быть «не хуже других». Работал электриком, числился среди лучших; став бригадиром, со своими обязанностями не справлялся — не мог найти подхода к людям, быстро принять решение, проявить, где это необходимо, гибкость. Если выдавался свободный день, стремился поохотиться или ездил в тир упражняться в стрельбе. Получив диплом, без сожаления расстался с прежней работой и устроился мастером на завод при НИИ.

Первые признаки заболевания относятся к возрасту 35 лет. Испытывал недомогание, плохо засыпал. В области лба и висков появилось ощущение жара, ползания мурашек. Решил, что переутомился в период работы над дипломом, обратился к невропатологу и через месяц на время забыл о болезни. Однако спустя несколько месяцев внезапно появились новые, более неприятные ощущения — давящие головные боли, к середине дня достигавшие максимальной интенсивности. Был вынужден делать «передышки». Прежде безотказный, теперь под любым предлогом старался уклониться от служебных и домашних дел; стал завсегдатаем поликлиники, где до того даже не имел амбулаторной карты. Через 8 лет после появления болей (43 года) в связи с необычным характером жалоб и неэффективностью лечения у врачей разных специальностей был направлен к психиатру. Рассказал, что постоянно испытывает мучительное ощущение «холодящей звезды» в области лба, «испускающей лучи», чувствует «дрожание мозга». Постепенно становился все более флегматичным и вместе с тем до мелочности въедливым. Постоянно следил за порядком в доме, вникал в каждую покупку, превращая этот вопрос в предмет обсуждения на целую неделю. Продал ружье, перестал охотиться. На работе отсиживал положенное, понимал, что справляется лишь потому, что редко получает новые задания, требующие быстрой ориентировки и определенных усилий. Почти не выходил из дома, пунктуально выполнял предписания врача, делал физические упражнения, но в связи с усилением тягостных ощущений в голове и появлением «внутренней рези в глазах», оставил и эти занятия.

В возрасте 47 лет почувствовал ухудшение самочувствия: ощущения в голове стали более интенсивными и разнообразными — покалывание переходило в давление, «шипящие боли»; в области лба, «повыше звезды», образовался новый очаг — «круг щиплющей боли». Работать не мог, был госпитализирован в психиатрическую больницу, где ему была определена со временем инвалидность II группы.

Психическое состояние: словарный запас небогат. Многословен, жестикулирует, просит не перебивать, иначе не сможет ответить, собраться с мыслями. Даже наводящие вопросы долго обдумывает, должен излагать все по порядку, с самого начала. Курьезно педантичен — ведет специальные записи, в которых по минутам фиксирует весь проведенный день, включая время, затраченное на туалет, процедуры; пытается, но безуспешно, выразить нюансы самочувствия.

Затрудняется при описании жалоб: стремится во всех деталях передать характер своей болезни, но не может подобрать сравнений, отражающих необычность его ощущений. Отмечает, что после проведенного курса лечения остались только «подбаливание, неловкость в голове», но постоянно ожидает обострения болезненных симптомов. Полагает, что страдает каким-то телесным заболеванием, но более конкретных суждений нет — врачам виднее. В вопросы лечения не вникает — ему важно почувствовать хотя бы незначительное облегчение. При отсутствии какой-либо соматической или неврологической объективной патологии испытывает постоянное утомление. Малоподвижен, бездеятелен, не читает, у телевизора просиживает лишь несколько минут. Ограничивает нагрузки, к которым относит даже расспросы о семейных делах.

Эссенциальные сенестопатии формируются в рассматриваемом наблюдении уже на начальных этапах болезни вслед за непродолжительным периодом сенестоалгий и определяют клиническую картину на протяжении 12 лет. Патологические сенсации (сенестопатии) носят стойкий, ограниченный характер, не обнаруживая тенденции к иррадиации на другие участки тела. Наряду с сенестопатическими нарушениями все более отчетливо выступают негативные изменения (редукция энергетического потенциала), инвалидизирующие больного».