Бредовые состояния — изменение окружающего мира

Опубликовано: 19 Апрель 2012 в 23:26

Нужно еще раз уточнить, что об изолированных изменениях окружающего мира можно говорить лишь, постольку, поскольку создается впечатление, что меняется только окружающий мир, когда больной неспособен путем рефлексии выявить изменения в своей личности. Для этого могут быть различные основания: при олигофрении и деменции отсутствует самоосмысление или оно становится невозможным в силу способности к интерпретации и суждению. При помрачениях сознания, при ощущении изгнанности (алиенация), при остро развивающихся экзогенных или эндогенных психозах саморефлексия невозможна. При деперсонализации изменение личности может быть замечено по внешним «знакам» (гримасы, слова других).

Дереализация и бредовое настроение.

В начале часто (но не как правило) наблюдается определенное ощущение, что окружающий мир изменился, стал непонятным (дереализация), многозначительным, полным знаков, которые пока неясны, полон неосознанных значений (бредовое настроение, еще без тематизации. Дереализация (а также деперсонализация) и бредовое настроение связаны друг с другом.

Восприятие окружающего мира бредовым больным.

Пока бредовый больной может еще воспринимать мир, пока мир открыт для него, он (мир)переживается иначе, чем раньше, чем обычно.

То, какое значение приобретают для него окружающие объекты, определяется его настроением (чаще всего это страх). Испуганному мир является пугающим, враждебным, препятствующим, разрушенным, отравленным и т. д. — или, в других случаях, негативно влияющим, делающим намеки. Тяжело больному «всего слишком много», все удручающе, отягощающе, непреодолимо.

Здорового человека с отягощенной совестью (измененным сознанием constientia) может мучить недоверие, боязливое предчувствие, вещи, прежде выглядевшие безобидными, кажутся ему подозрительными. Однако, здоровый еще может принимать во внимание «обычную» общечеловеческую реальность (которую он, в качестве человека с отягощенной совестью, не переживает) и соответствующим образом корригировать свое поведение. Бредовый больной не может изменить опорного пункта своего безумия.

При наиболее частом бреде преследования окружающий мир предстает полным негативных знаков, то же имеет место при ипохондрическом бреде. Каждый больной изменен по — своему — и воспринимает, переживает иной мир.

Реже бредовый мир представляется более красивым, чем общечеловеческий (который, тем временем, может быть отвергнут). В бреде иногда удается (во многих случаях частично), построение счастливого мира, разумеется, в качестве награды за психотическое одиночество — бредовое повышение Я в бреде происхождения, бреде великой власти, роли, наследства и т. д.

Такое преображение окружающего в лучшее можно наблюдать у шизофреников, но оно может встречаться и при других хронических бредовых психозах, напр. у эпилептиков. Экстатические переживания счастья встречаются в сумеречном состоянии (напр. при эпилепсии), при онейроиде острых шизофреников (напр. религиозное вдохновение, божье утешение, эротичесое счастье).