Психоаналитическая Я — патология психозов

Опубликовано: 16 Апрель 2012 в 21:00

Психоанализ хочет давать не описание, но генетическое психодинамическое объяснение процессов. Разумеется, каждая такая интерпретация должна быть «путеводной нитью опыта», не отдаляясь от обнаруживаемых вещей.

Психоз, по Фрейду, возникает в том случае, когда Я слишком слабо, чтобы выполнить роль посредника между притязаниями Оно и требованиями внешнего мира. Я капитулирует и регрессирует, предавая реальность, к нарцистической стадии или к проективному восприятию внешнего мира. Бред, таким образом, есть достижение защищающегося Я (попытка реконструкции). Я может быть деформировано «испещрено расщелинами», «разделено на части». Слабость Я может быть также органического характера.

Основные гипотезы разработали последователи Фрейда. Главным защитным механизмом в психозе является регрессия Я. Шизофрения есть нарушение структуры Я и работы Я, болезнь Я. Существует много сходно звучащих формулировок этой болезни Я: разложение Я, структуральный Я — дефицит, нарушение границ Я, Я — идентичности, распад идеала Я, архаическая болезнь Я, эгопатия, разорванность Я и попытка восстановления уверенности, Я — дефект. В психозе для него проявляется «отказ Я от синтеза». Однако при параноидной шизофрении синтетическая функция Я непомерно повышается, все связывается друг с другом неизбирательно, систематизируется и, наконец, выступает в виде бредовых идей.

Паралогические умозаключения и бред есть выражение тенденции Я к рационализации и служат для для заполнения «дыр», которые возникли в результате раскола «Я». Галлюцинации свидетельствуют о дальнейшем нарушении Я — воспринимающего Я. В конце — концов Nunberg приходит к формулировке: «Манифестные симптомы есть буйная попытка к излечению».

Шизофренные симптомы частично являются прямым выражением регрессивного крушения Я и «примитивизации» (гибель мира, психические сенсации, деперсонализация, кататонические симптомы), другая часть представляет собой различные попытки восстановления (напр. галлюцинации и бред). Галлюцинации расцениваются как «замена восприятий».

Шизофренные психозы демонстрируют смерть Я. Существенное отличие от фрейдовского взгляда на психозы, как на попытки восстановления, т. е. как на защиту, следующее: «Психозы сами по себе не защита, а низложение Я». Шизофренический процесс состоит в утрате целостности психической и телесной границы Я. Именно для защиты от этого Я регрессирует к ранним состояниям Я. Как и Фрейд, Federn допускает возможность органически обусловленной слабости Я.

Federn утверждает, что не все Я — функции должны поражаться одинаково тяжело. «Психотический процесс захватывает не одновременно всю совокупность отношений Я и границы Я». «Потеря реальности — следствие, а не причина основополагающей психотической недостаточности». Ипохондрические недуги, искажение тела возникает путем отворачивания Я от пораженных участков. Галлюцинации и бред есть следствие повреждения Я, а не попытки восстановления. Слабость Я (рассматриваемая в отношении определенным Я — функциям) ведет нарушениям восприятия и мышления. Слабость границы Я ведет к смешению истинной и ложной действительности, к вторжению не — Я. В порядке защиты от этих инвазий фальшивых реальностей из бессознательного, Я регрессирует к ранним состояниям Я. Только генерализованная слабость Я с полным энергетическим опустошением означает полный распад Я со всеми его функциями.

Hartmann: психоз — регрессия и распад слабого, неспособного к нейтрализации Я.

У Hartmann речь идет не о разъяснении различных психопатологических явлений, а о (по возможности более близком к истине) установлении центрального Я — нарушения. «Я, которое реагирует на реальность психозом, возможно, уже разрушенное (пораженное) Я. Но мы мало знаем о специфической природе этой уязвимости.

Hartmann предполагает аномалию первичной автономии Я (независимого от Оно и окружающего), которая не обязательно должна быть органически обусловленной. Чего явно недостает шизофреническому Я — это организованной интегрированной Я — стабильности защиты. Больному Я остаются примитивные формы защиты (обращение против себя, обращение в противоположность, проекция, смена либидо). Слабость Я в концепции Hartmann означает прежде всего слабость способности к нейтрализации (десексуализации и дезагрессивизации) либидинозной энергии.

Когда Я в психозе отворачивается от реальности, оно действует в интересах Оно. Больное Я может решить проблемы влечений не иначе, чем отворачиваясь от реальности. Тогда оно полностью преодолевается интересами Оно (влечениями) или Я оказывается относительно слабым для для преодоления одного из влечений. В порядке защиты против притязания Оно, которое я не может преодолеть, последнее регрессирует на нарцистическую стадию (что делает понятным ряд симптомов: нарушения мышления, речи, аффективные).

Hartmann рассматривает распад Я как следствие  (регрессивной) потери объекта и сексуализирования самости или затопления ненейтрализованными агрессивными влечениями, которые направляются против самости, или как прорыв насилия против внешнего мира через дефект структуры Сверх — Я.

Вследствие недостатка нейтрализованной энергии для Я может произойти снижение дифференцировки Я, что сделает невозможным поддержание стабильных отношений между внутренней и внешней реальностью.

Winkler и Wieser: Я — анахорез и мифологизация как способ защиты.

Я — анахорез означает отказ Я от неприемлемых содержаний сознания, т.е. не разрешенных Сверх — Я притязаний Оно (т. н. «отсечение»). Приходящие из Оно импульсы с потерей личностной окраски полностью и в неизмененном виде остаются в сознании. Потеря личностной окраски служит одной цели: освобождения от чувства вины. Следствиями Я — анахореза являются известные симптомы отчуждения, вкладывания мыслей и другие чуждые влияния. При помощи Я — анахореза шизофреник пытается свалить на окружение все, что его обременяет.

В некоторых случаях Я — анахорезу внешне не удается исключение некоторых переживаний из сферы Я. В этом случае Я может мифологизировать себя для освобождения от чувства вины: «Я удаляется из персональной экзистенции в коллективно — мифологическую экзистенцию».

Mahler разработал в свете детского психоанализа дифференцированное деление на стадии развития идентичности Я, которое, как и в теории Hartmann, образуется из недифференцированной матрицы (материальная почва для Я и Оно: фрейдовская первично — нарцистическая стадия делится на аутистическую (всемогущества, безобъектную) и симбиотическую фазу). Третья фаза — сепарации и индивидуации. Нарушения в симбиотической фазе ведут путем регрессии к аутистическим детским психозам, нарушения третьей фазы — к пограничным заболеваниям.

Jacobson отвергает, как и Balint, фрейдовскую концепцию первичного нарцизма и мазохизма и объясняет вторичный нарцизм как вторжение в представительство самости, либидо и агрессии.

Для Kernberg психопатологические симптомы являются выражением нарушений в интернализации объектных отношений, что ведет к разрыву интеграции Я. Он разбил схему развития на 4 стадии и привел в соответствие с ними различные психические нарушения (в особенности пограничные).

1. Первично нарцистическая, аутистическая, недифференцированная стадия, что значит, что представительство самости и объекта не интернализуются в ядро Я. Остановка развития на этой стадии означает при потере отношения к реальности психоз, при сохраненном отношении к реальности тяжелые аутистические и бесчувственные отклонения в характере.

2. Развитие первичной интрапсихической структуры путем консолидации недифференцированного состояния Самость — Объект. На этой стадии существует угроза разделения на хорошие Self Object и плохие Self Object, неразделения на Я и Не — Я и слабости границ Я, «Эго — диссоциации» и т. д. (шизофрения).

3. Normal Splitting сохраняет хорошие отношения к матери, несмотря на фрустрацию (любовь не тесно сливается с ненавистью). Патологические Splitting (пограничные и другие особенности личности): альтернатива: только хорошее или только плохое. Образ самости неудовлетворительно отделен от образа объекта.

4. Интеграция всех плохих self  и всех хороших self и образа объекта в четкую концепцию самости и объекта

Защита от невроза (как у Фрейда) — регрессия.

От аутоэротизма через нарцизм проходят две линии развития: к объектной любви и к более высокой превращенной форме нарцизма. Huts в части своих взглядов значительно отклоняется от психоаналитической Я — психологии. Его концептуализация служит более доминированно, чем у Kernberg, подведению фундамента психотерапевтического лечения лиц с генетически обусловленными особенностями.

Blanck еще более четко выделяет 4 основных формы Я — идентификации (Эго — дефект, Эго — девиация, Эго — дисфункция, Эго — регрессия) и разрабатывает психотерапевтическую технику.